Стимтрах. Механика страсти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Флэш форвард » 20.10.2011 Тайны старого особняка


20.10.2011 Тайны старого особняка

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Элизабет могла сколько угодно жаловаться на судьбу  и на то, что этот проклятый вампир вытягивал из неё все соки в самом что ни на есть прямом смысле этого слова, однако же сейчас было очевидно, что именно потеря крови спосла её сейчас от ужасающей ярости барона. Как и всякий раз, когда суккуб перегибала палку, она панически испугалась, что вот он, печальный конец недолгой по меркам её расы жизни, что сейчас Викентий без раздумий придушит свою любовницу, а она даже и пискнуть в ответ не сможет, так сильно сдавливали длинные пальцы тоненькую девичью шейку...
Спасение пришло неожиданно, хотя, по здравому размышлению, всё было вполне логично. Барон просто-напросто набрался. Как его любовница не знала удержу в любовных утехах, так и он не мог остановиться, стоило только её горячей крови прокатиться по гортани вампира. Милорд просто-напросто изволил напиться, и это обстоятельство оказалось на руку его испуганной подруге.
Растрёпанная, с медленно заживающими ранами на шее и в паху и синяками практически по всему телу, голая от талии и до пят, в разорванной блузке, Элизабет в нерешительности приподнялась на локтях, всё ещё до конца не веря тому, что осталась жива. Мутным взглядом отыскала барона, суккуб снова в неподдельном ужасе вскрикнула, когда поняла, что именно послужило причиной её столь странного помилования. Вампир надирался в присутствии и не без помощи своей Бетси далеко не в первый раз, и каждый раз в Элизабет, к немалому её удивлению, проспалось какое-то практически материнское сострадание. Возможно, давали себя знать материнские гены. А возможно, между этими двумя и правда за долгие годы сожительства уже было нечто большее, чем банальный трах от заката до рассвета.
- Д-дорогой... Родной мой... Что с тобой? - робко проговорила суккуб, как можно быстрее подползая к Викентию и с некоторой опаской обнимая его за плечи. Вопрос был глупым, ибо она прекрасно знала, что с ним такое, знала, что ничего особо страшного не случилось, что через некоторое время вампир снова будет в полном порядке, но всё равно ужасно переживала и чуть ли не чувствовала себя виноватой.
- Ну... ну я же просила тебя остановиться, ну глоток, ну два... Ну зачем же так-то каждй раз нажираться?! - сейчас, мягко и заботливо выговаривая своему любовнику, Элизабет свято верила, чтотогда, во время этих укусов, беспокоилась действительно исключительно о здоровье Викентия.

0

22

Викентий сидел на полу, тяжело дыша и обхватив голову руками. Ему было плохо примерно так же, как алкоголику во время перепоя. Голова была чугунная, перед глазами темно. Хорошо хоть не тошнило.
Одно во всем этом было хорошо. Мечта нажраться сбылась, что для вампира не так-то просто.
- А-а-а, - тяжело простонал барон в ответ на вопрос Элизабет. "Ну что за дура? Каждый раз видит и спрашивает", - подумал про себя Викентий. Это и все, что вампир мог вычленить из путающихся мыслей. Но то, что она обнимала его за плечи, было приятно. "Поняла, кто в доме хозяин. Испугалась", - наклонив буйную похмельную голову, барон снова застонал так, как будто его тяжело ранили. "Пусть еще немного поволнуется и поохает". Барон очень любил, когда его ненаглядная Бетси начинала проявлять свою испуганную, неловкую заботу, суетиться и бегать вокруг, боясь лишиться его деньжат.

0

23

Настроение Элизабет сегодня скакало, словно обкурившаяся белка, а потому материнская нежность и забота не долго царили в её аппетитной груди. Правда и новой вспышки гнева не последовало. Точнее, пока не последовало. Теперь суккуб чувствовала раздражение. "Нет, вы только подумайте! Ну что за жизнь! Вот уверена, только мне достался вампир-алкоголик, другого такого ещё поискать", - думала она, суетясь вокруг Викентия.
За много лет она уже прекрасно знала, что все эти телодвижения совершенно излишни, но всё равно продолжала выполнять один и тот же ритуал: суетилась, гладила пуками по растрёпанным волосам, проникновенно заглядывала в глаза и заботливо подкладывала под голову любимому подушку. Всё это мисс Кроткот проделывала, не забывая отчитывать своего не знающего меры любовника:
- Может, хватит уже вести себя, как только что обращённый вампирёныш? Ты сам-то помнишь, сколько тебе лет? Стоило так кичиться своим родом, чтоб так по-свински нажираться...  Тебе не ствдно смотреть на все эти портреты? - с этими словами суккуб указала на висевших на стене родителей Викентия. - А что бы ты делал, не окажись рядом меня? Да с тебя в таком состоянии и ребёнок голову снимет, не говоря уж о твоих многочисленных шлюхах, коими ты заполонил весь дом, совершенно не думая обо мне, чёртов эгоист! Ты даже в своём пьянстве эгоист, потому что ты-то ужрался, как последний сапожник, а я всё ещё хочу,  чтобы меня как следует отымели, а ты даже этого не можешь, эгоист проклятый!
В запое Викентия, по мнению Элизабет, бло только одно весомое преимущество: в таком состоянии вампир не мог пресечь её нескончаемое и довольно громкое ворчание.

0

24

- Тебе мало? Ай-ай, - вампир вздохнул. Махнул рукой. Викентию никогда не было понятно, зачем Элизабет тратит силы на увещевания. Как будто они могли что-нибудь исправить. Суккуб любила позудеть над ухом как муха. Наверное, всем женщинам это доставляет такое же удовольствие как секс, покупка новой двухсотой сумочки и туфель, которые они никогда не будут носить, потому что жмут. Вампир икнул и мутным взглядом обвел комнату. В комнате царил дикий срач. "Какие страсти, такой и срач" - подумал Викентий. Почему-то в их случае все было прямо пропорционально. На губах вампира нарисовалась привычная  пьяная ухмылка. Он подумал о том, что в следующий раз надо будет притащить какого-нибудь выродка и чтобы Элизабет обязательно заметила как он долбит его зад.
- Хочешь продолжения, пососи, - заявил барон и расстегнув ширинку, вывалил свое хозяйство наружу. - На, возьми леденец, - Райберт рассмеялся.

0

25

- Мразь! - с чувством и нотками возрождающегося удовольствия процедила Элизабет, отвешивая Викентию новую пощёчину, заметно уступавшую по силе первой.
Глядя на внушительное достоинство вампира, мисс Кроткот не смогла сдержать плотоядной улыбки на своей хорошенькой мордашке. Сколько бы она порой ни сетовала на грубость сожителя, сколько бы ни жаловалось на то, что Райберт ставит её на одну доску с человеческими шлюхами, против собственных инстинктов идти было практически невозможно.
Налитый возбуждением член ("И откуда только силы берутся, набрался же по самые гланды!" - пронеслось в голове у суккуба.) приковал к себе всё внимание Элизабет мгновенно забывшей все свои относительно недавно приобретённые аристократические замашки.Сейчас Элизабет и сама согласилась бы с доброй половиной эпитетов, коими столь щедро одаривал её барон.
- Только посмей не протрезветь после этого, грязный выродок! - с этими словами суккуб с готовностью приникла к паху своего любовника, пошире открыла свой поистине ненасытный ротик и самозабвенно засолала. Маленький и юркий язычок, горячий и шершавый, словно мелкий наждак, проворно скользил по любимому члену, а Элизабет, прикрыв от нескрываемого удовольствия глаза, уже думала о том, какое удовлетворение и энергетическую потпитку получит, когда Викентий засунет своё хозяйство туда, откуда совсем недавно вынул. О, ради этого она была готова взять в рот у роты королевских солдат посреди городской площади.

0

26

- Су-у-учк-а-а, - ответил Викентий, хрипло простонав от удовольствия, когда любимая потаскушка взяла его хозяйство в свой горячий и жадный рот.  Сильные пальцы вампира сжались на затылке суккуба, вынуждая Элизабет глубже глотать большой и твердый  член. Член у барона был по-настоящему выдающимся, чем Райберт  очень сильно гордился, как всякий нормальный самец.
Каждый раз Викентий удивлялся, насколько бездонной и ненасытной была глотка Элизабет. Воплощение хтонического ужаса, темной бездны и самого изощренного злословия.
Из всех девок, которых когда-либо знавал барон Райберт, эта была лучшей. Несмотря на крики и скандалы, Викентий всегда знал, что может хорошенько позабавиться в любое время дня и ночи, и они напоят друг друга соками тела, кровью, яростью и страстью. Раз за разом,  еще и еще, снова и снова, до самого конца времен.
Думая о конце времен, Викентий внезапно понял, что хочет опробовать попку суккуба. Там его дружок сегодня еще не бывал.

0

27

Не будь Элизабет так голодна, прелюдия перед вторым актом их извечного балета доставила бы ей куда больше удовольствия. Разбухающий буквально на глазах член, бесспорно, щекотал и нервы, и глотку, но сейчас подобный задаток лишь подогревал желание и разжигал нетерпение, справляться с которым ненасытной девице становилось всё сложнее и сложнее. Суккуб и сама не заметила, как, не отрываясь от основного занятия, лёжа на животе, приподняла свой аппетитный зад, будто бы приглашая Викентия перейти к обещанному продолжению.
"Чёрт, если он немедленно не отжарит меня как следует, клянусь, я откушу ему эту штуку, и никакая регенерация уже не поможет!" - в сердцах подумала Элизабет, с каким-то отчаянным остервенением продолжая сосать, будто бы от этого сейчас зависела вся её будущая жизнь.
Сложно было казать, сколько продолжалась эта сцена, в присутствии барона время всегда текло как-то странно, то замирая на месте, то припускаясь в немыслимый скач. Впрочем, а как ещё могло быть, когда рядом с тобой бессмертный? Когда, казалось, член разбух до таких размеров, что уже не помещался в глотке даже у Бетси, она с трудом и плохо скрываемым сожалением оторвалась от вожделенного паха, приподнялась так, чтобы её голова оказалась на уровне, видимо, всё ещё побаливающей головы возлюбленного, и твёрдо и чётко, будто бы отчитывала нерадивого ребёнка, произнесла:
- Викентий, если буквально в следующее мгновение твой член не окажется там, где ему и положено быть, клянусь, я не успокоюсь, пока не увижу твою дурью башку, насаженную на пику посреди главной городской площади.

0

28

Ему всегда было смешно, когда она сосала, потому что в этот момент у суккуба забавно вытягивалось лицо. Бетси была похожа на старательную и прилежную школьницу. Викентий подумал о том, что давно не наряжал ее в коротенькую пышную юбчонку, гольфы, и передник. Ах, эти белые банты! Она выгибалась под ним как кошка, а он самозабвенно лупил ее указкой по заднице! Какие спектакли они разыгрывали когда-то! А теперь скука - битое стекло, похмельный синдром, сунул - вынул.
Барон театрально тяжело вздохнул, как будто собирался выполнять героический долг перед королевством. Взглянул на свой торчащий осиновым колом и возбужденный до боли член. С тоской подумал о том, что лучше бы Элизабет молчала.
- А если он окажется не там? - спросил почти шепотом, дразня. - Повернись к миру передом, ко мне задом, детка, -  после рокировки, вводя обильно смоченный слюной член в аппетитный зад суккуба, барон надавил двумя пальцами на клитор Элизабет и печально изрек:
- Я знал. Ты никогда не любила меня.

0

29

Сзади или спереди - для Элизабет это было не так уж и важно, особенно если Викентий, как сейчас, подключал свои проворные пальцы, благодаря чему ни одна из её вожделевших дырочек не оставалась без внимания. Сейчас суккуб жалела лишь об одном: в любом состоянии, даже во время самого жаркого секса, она никак не могла абстрагироваться от слов, на которые барон был не менее щедр, чем на резкие толчки, пришедшиеся сейчас на долю её заднего прохода. Не могла и не отвечать, хоть слова вырывались с заметным трудом, перемежаясь с всхлипами и вздохами, на которые Бетси всегда была расточительна.
- Сукин ты сын, да я угробила на тебя... ах!.. лучшие годы... о-о-о!.. своей... ай, мамочки!.. жизни! - выдавив из себя это, Бетси довольно надолго замолчала, пытаясь полностью отдаться собственным ощущениям. Когда Викентий не пускал в ход клыки, его энергия вливалась в тело суккуба щедро и безостановочно. Элизабет казалось, что она способна залюбить вампира до смерти, но подобный иррациональный страх ещё ни разу не заставил её остановиться, как не останавливала Райбета перспектива опьянения. Пальцы Элизабет крепко вцепились в длинный ворс ковра, чтобы хоть как-то удержать равновесие во время этих сладостных толчков.
- Ты, похоже, хочешь, чтобы я блеванула кишечником прямо в твой дорогущий антикварный камин? - после очередной порции сладострастных стонов осведомилась суккуб. Сказано это было таким стоном,  что сомнений не оставалось - именно этого она и хочет сейчас больше всего на свете.

0

30

- Хе-хе-хе! Ха-ха-ха! - смеялся Викентий. За многие годы совместного сожительства барон так и не понял, любит он Элизабет или ненавидит, ревнует или готов послать ко всем чертям.
Ему было уютно, тесно и до боли хорошо между ее круглых ягодиц.
Любовница грозилась выплюнуть кишки, а барон думал о том, что было бы круто, если бы он своим огромным членом проткнул ее насквозь, через кишечник, желудок и пищевод, и чтобы головка показалась из горла, вызывая удушье и хрип. Он представил себе, как Элизабет сумасшедше выкатит глаза и издохнет прямо сейчас, здесь, под ним.
Мысли об этом добавили масла в огонь. Викентий вспотел, каждая мышца его красивого крепкого тела напряглась. От напряжения вздулись вены. Член скользил как поршень в цилиндре парового двигателя. Хриплое дыхание обжигало шею Бетси.

0

31

- Ах ты чёрт! - взвыла Элизабет после очередного, особенно резкого толчка. Если уж даже ей, неутомимому в своей похоти и страсти суккубу, было сейчас больно, то что чувствовали человеческие шлюшки, когда Викентий засаживал им в зад по самые гланды, и подумать было страшно. Это объясняло в том числе и бесконечные истошные вопли и мольбы отпустить, сопровождавшие каждую случку барона с человеком. Странно, что Бетси раньше об этом не думала, и всегда недоумевала, с чего это так брыкаться и изгаляться. Наверное, причиной столь вопиющей невнимательности была пресловутая ревность, которой мисс Кроткот исходила всякий раз, когда Райберт спал с кем-то другим, особенно на глазах своей фаворитки.
Мысли эти напомнили Элизаьет ещё кое-какую проблему, которую вошедший в раж барон, видимо, и не думал устранять. Иногда она сама поражалась силе и глубине чувства собственности, которое испытывала по отношению к пристроившемуся сзади мужчине. Или тут крылось нечто большее? Сколько ещё им нужно было прожить вместе, чтобы наконец ответить на этот вопрос?
Поза, в которой сейчас находилась Бетси, не слишком располагала для рефлексии: стоя широко расставленными коленями на ковре, распластанная открытой грудью на полу, с вытянутыми перед собой руками и максимально откляченной попкой, она, казалось бы, могла только стонать и требовать ещё. Однако же ревность в который раз взяла своё. С трудом поднимая голову и жалея, что не может посмотреть Викентию в лицо, Эдизабет внезапно прошипела:
- Подонок! Ты трахал эту суку Милинду, её дрянной запах всё ещё не выветрился из твоего драгоценного ковра! Ну не мучай меня, ну продай её! - последние слова Элизабет произнесла уже сквозь совершенно неожиданные рыдания, а потом и вовсе уткнулась лицом и длинный ворс и закричала, снова чуть ли не срывая голос:
- Ещё! Хочу ещё!.. Дай!

0

32

- Подумаю об этом потом, - пробурчал Викентий, упорно долбивший зад Элизабет как рабочий долбит камень отбойным молотком. По его лицу в три ручья бежал пот. Все, чего он хотел - кончить. Суккуб была ненасытна, им обоим требовалась разрядка. Его опять тянуло впиться в шею. Викентий не привык себе в чем-либо отказывать, поэтому вонзил клыки в белую плоть любовницы, раня ее. Прикусил, чтобы она хорошенько запомнила, кому принадлежит. Кровь вампир пить не стал. Эти метки быстро заживут, но первое время он все равно будет любоваться пунцово-синими цветами страсти, которые сплошь покрывали тело суккуба.
Его любимая шлюшка кричала что-то еще о нем и проклятой Милинде, на которую Райберту сейчас было откровенно насрать, а потом продолжительная и почти болезненная судорога сотрясла тела обоих, когда Викентий от души наполнил спермой зад Элизабет. Вынув обмякший член, он шлепнул любовницу по попе, вытер себя и Бетси шелковой рубашкой, которая валялась здесь же на полу, выдохнул, поднялся на ноги и принялся шарить по комнате в поисках сигарет.

0

33

- Нет, сейчас!.. Хочу сейчас,.. - капризно хныкала Элизабет, размазывая сопли по ковру. В такие моменты те немногочисленные хорошие манеры, что Викентию удалось-таки вбить в свою подобранную дорогушу, летели к чертям. Боль от нового укуса заставила вновь закричать благим матом, Бетси даже попыталась вырваться, однако попытка, разумеется, провалилась, ведь член вампира всё ещё крепко сидел в её выставленной напоказ попке.
Как ни трудно было этого достичь, но, когда Райберт кончил во второй раз, насыщение почувствовала и его любовница. Возможно, этому способствовало то,  что больше из неё крови не пили. И теперь суккуб, в изнеможении распластавшись на ковре и чуть постанывая, будто бы вампир всё ещё продолжал эту бешеную скачку, а не отправился на поиски очередного бухла, в этом она была уверена.
- Чёрт, я, кажется, наконец-таки обожралась, - пробормотала Элизабет, довольно некультурно и недвусмысленно икая. - Почему тебя всегда приходится так долго уламывать, чтобы ты сделал всё, как надо? Знаешь же, что я больше ни с кем так не могу, и всё равно тянешь до последнего,.. - все эти упрёки произносились также лицом в пол и без малейшего намёка на сварливость. В голосе даже сквозила вполне искренняя благодарность, которая всегда переполняла суккуба после отличного секса. Теперь полученной энергии должно хватить примерно на неделю. Правда, Элизабет знала, что столько не выдержит. Она как-то попыталась шантажировать барона доступом к своему телу. Закончилось всё через четыре дня, как и следовало ожидать, валянием в его ногах, морем слёз и истеричными требованиями взять её здесь и сейчас. Сцена происходила посреди оживлённой улицы, и от излишнего внимания парочку спасло только то, что машина Викентия оказалась припаркованной неподалёку.

0

34

Викентий проигнорировал вопрос Элизабет. Она все прекрасно знала сама.  Их обоих мучил голод. Ради его утоления они были готовы на все, и даже мучить друг друга.
Сигареты нашлись в кармане халата, а халат на полу. Буднично закурив, Райберт устроился в кресле. В голове постепенно прояснялось, мышцы приятно ныли как после хорошей тренировки. Вампир улыбался. В такие моменты он ненадолго становился умиротворенным и тихим. Частый дождь стучал по стеклу, за окном была уже ночь.
Райберт сделал глубокую затяжку и медленно-медленно выдохнул дым. Провел языком по губам, слизывая остатки засохшей крови.
- Поцелуй меня, - сказал он тихо, но настойчиво. Просить барон просто не умел. - Встань, подойди сюда и поцелуй меня, Бэтси.
Под ногами были осколки, стекло царапало ступни, но Викентий не обращал на них ни малейшего внимания.

0

35

С усталым стоном Элизабет поднялась сначала на четвереньки, а через пару минут и вовсе выпрямилась. Правда, подойти к Викентию сразу не получилось - штормило, и суккубу пришлось какое-то время привыкать к вновь обретённому вертикальному положению. Слегка освоившись, она, довольно сильно пошатываясь, добрела до кресла и буквально рухнула вампиру на колени.
- Такое впечатление, будто твой дружок ещё там, - блаженно прикрывая глаза, проговорила она, не торопясь выполнять очередное желание любовника. Потом будто бы вспомнила, чего от неё хотели, и даже потянулась к лицу барона, обвила руками его шею, однако же две пары губ так и не сомкнулись в поцелуе, потому что Элизабет опять вспомнила о Милинде:
- Потом уже настало... Пойди и скажи Джеймсу, чтобы отвёз эту шлюху на рынок рабов, ей там самое место... Я даже не против, если кто-нибудь всыпет ей на прощание, но в ближайшие два часа и духу её тут быть не должно! Ты же знаешь, что всё, чего бы ты от неё ни захотел, я сделаю в разы лучше,.. - как в лихорадке, твердила суккуб, а в конце увещевания не выдержала и жадно впилась губами в уста Викентия, совершенно забыв, что собиралась упрямиться до победного конца.
Поцелуй был глубоким  проникновенным, неожиданно нежным и мягким, потому как, насытившись и немного успокоившись, суккуб оставалась стервой лишь на словах. Казалось, они приросли друг к другу навечно, однако же наконец Элизабет смогла оторваться от лица Райберта лишь для того, чтобы прошептать в самое ухо:
- неужто это не стоило одной-единственной шлюхи?

0

36

Говоря о его дружке, Элизабет сделала Викентию очень  приятно. Хорошо выдранная сучка должна  с трудом ходить, считал он.
- Это было бы неплохо, - усмехнулся Райберт и стиснул Элизабет крепче. "Пойди, скажи... Сейчас все брошу и побегу" - Викентий снова глубоко затянулся и выдохнул дым вбок.  Милинда была его козырем, средством шантажа. Поэтому ждать, когда он вышвырнет эту девку из дома, Бетси придется еще очень и очень долго.
- Угу, - то ли согласился, то ли возразил барон, после чего ответил на поцелуй Элизабет не менее страстно и жадно. Острые клыки прикусывали язык и губы суккуба. Он понимал, что сейчас она принадлежит ему и только ему. Сладкое слово "контроль", несмотря на все угрозы, крики и истерики Бетси была прекрасно управляемой. Жажда крови, жажда власти. Викентий не мог точно сказать, был он таким всегда или изменился под влиянием обращения. Близость Элизабет только сильнее подстегивала эти два желания.
- Я не хочу о ней думать сейчас, - признался вампир в ответ на вопрос, что почем стоило, и поспешил заткнуть рот сккуба новым поцелуем.

0

37

Ив не любил ждать, но сегодня пришлось. Вампир даже уши заткнул, чтобы не перевозбудиться от стонов, криков и прочих сопровождающих, - молодость-шмолодость и очень богатая фантазия могли быстро провернуть свои грязные делишки, - но это не помогло. Он и отходил на пять минут, а потом снова возвращался, но вопли из гостиной не прекращались. Нет, он мог, конечно, войти, покричать, побить шваброй в дверь, потанцевать с бубном, но что-то ему подсказывало, что отрывание Элизабет от папочки грозит ею же оторванными яйцами, если учесть ту истерику, что предшествовала их сексу. Так он и измерял особняк в шагах пока, наконец, не вернулся к мрачному затишью. В то, что они могли трахаться молча, Ив поверить никак не мог, а потому без всяких опасений вошел, приветливо улыбаясь беспорядку, целующимся и витающему в воздухе удовлетворению.
- Кхе-кхе, - демонстративно кашлянув, попытался привлечь к себе внимание Мэрроу, но тщетно. Да кому он вообще нужен, когда одет?
Следующей мыслью было подойти и за волосы стащить эту сучку с папочки. И не из-за пресловутой ревности, коей тут и не пахло, а потому, что так его хотя бы заметят. Однако оторванных яиц еще никто не отменял, так что Ив предпочел менее рискованный путь: просто подошел, просто нагло влез на колени вторым, заставив суккуба потесниться, и полным надежды взглядом заглянул в глаза мастера.
- Ты мне кое-что обещал, - как бы между прочим напомнил он, любовно поглаживая барона по руке. – Ты обещал научить меня стрелять.
Так как ничего путного, кроме ножа, члена и груди ладонь Ива не знала, то он был всеми руками и ногами «за» возможность обучиться обращаться с пистолетом так же, как с тремя вышеперечисленными предметами.
- Я хочу! Очень!
Вновь встав на свои две, вампир схватил Викентия за руку и потянул на себя, требуя, чтобы тот поднялся. И как-то плевать ему было на Элизабет.

0

38

Казалось бы, за столь долгое время уже пора было привыкнуть, что ей никогда не владеть Викентием полностью, что кто-то постоянно будет вот так бесцеремонно вламываться и портить послевкусие от такого умопомрачительного траха. Однако же Элизабет так и не привыкла, а потому, по-кошачьи зашипев, лишь ещё крепче вцепилась в Райберта, стоило Иву потянуть своего мастера за руку.
Этого вампирёныша она не любила едва ли не больше всех викентиевых шлюх вместе взятых. Как ни крути, даже если бы барон не менял своих подстилок чуть ли не чаще, чем постельное бельё. Да даже вздумай он оставить кого-то надолго, они всё равно подохли бы раньше, чем у Элизабет появились бы первые морщины. С Ивом же всё было сложнее. Он, как и его создатель, был вампиром, а значит, впереди его ждала вечная жизнь. С Викентием. После того, как её Бэтси, уже не станет. От одной только мысли о том, что когда-нибудь она будет вынуждена уступить Викентия кому-то другому, приводила суккуба в бешенство, чего она, как всегда, и не думала скрывать.
- Перехочешь, сопляк! - огрызнулась она, ловко пиная соперника пяткой в голень. - Вик, ну когда ты научишь его манерам?! - с привычными капризными интонациями обратилась Элизабет к вампиру постарше. - Он посмел прервать наш поцелуй, а ты так и будешь спускать ему всё с рук?!

0

39

Джеймс, благополучно кончив, успел исчезнуть из виду, прежде чем перед дверью появился Ив. Правда, дворецкий немного расстроился из-за того, что ему не удалось дослушать о чем хозяин говорил с Элизабет. Мэрроу все делал правильно. За это Викентий очень любил молодого недоумка. Он умел появляться в нужный момент, говорить нужные слова и портить всю малину. Сейчас Ив испортил малину Элизабет.
- Да! - с радостью вспомнил Викентий, соглашаясь с Ивом, и покосился на дверь. Погасил окурок о подлокотник кресла, выбросил бычок в камин. Продолжать разговор про Милинду не хотелось. - Пора научить тебя не только гонять лысого в руке, но и держать оружие.
С этими словами Викентий решительно ссадил с колен Элизабет и широко улыбнулся, довольный той гадостью, которую они только что не сговариваясь совершили с Ивом.
- Папа всему тебя научит. Только примет душ, - сказал вампир и, слегка пошатываясь, направился из гостиной прочь. На пороге он задержался, обернулся на Ива и шепотом спросил:
- Не напомнишь, я обещал научить тебя стрелять из лука или из рогатки?

0

40

Ой-ой-ой! Вы только посмотрите на неё! Вот почему не последовать светлому примеру Ива и просто его проигнорировать, по-тихому слезть с колен папочки и скончаться от недотраха где-нибудь в углу, желательно при этом как можно громче и как можно мучительнее постонав? Так нет же! Обязательно надо оскорбить, ударить, да еще и потребовать каких-то воспитательных работ, которые вампиру в силу его умения неплохо работать языком и задницей не светили.
- Сопляк? Элизабет, у тебя маразм? Ты так давно живешь и всё еще не знаешь, что мужчины предпочитают плоть помоложе? – смакуя каждое слово, снисходительно отметил Ив, улыбаясь так довольно, будто только что вернулся с обработки двумя знатными членами. А то и тремя.
Он не без удовольствия наблюдал за полным игнорированием суккуба со стороны барона: тот даже не удосужился ответить любовнице, обласкав вниманием его, Ива. Неужто она сегодня так плохо сосала? Или это он так хорошо насосал?
Поцокав языком от этой мысли и гаденько улыбнувшись, вампир предпочел повернуться к Элизабет той точкой, которой к женщинам при нормальном раскладе не поворачивался, и гордо задрал голову. Две секунды – и в его почти имеющем право на жизнь мозгу родилась восхитительнейшая идея! Именно она и поддала Мэрроу хорошего пинка, подталкивая к папочке, которого он недвусмысленно обнял, задерживая в дверях.
- Па-а-апочка, - сладко-гадко запел Ив, оглаживая руками живот где-то в нижних районах. – Тебе спинку потереть не надо? А, может, что-нибудь еще сделать? Или что-нибудь еще потереть?
Он уперся подбородком в плечо, прижимаясь к спине барона, и «зашептал» на ухо так, чтобы Элизабет могла слышать:
- Ты обещал научить меня обращаться с таким взрослым оружием, с которым я раньше не играл. Может, покажешь, как мне надо стоять и где держать руки, чтобы игра кончилась успешно?
«Да! Пусть эта сучка побесится!» - так сказала ему болевшая голень. И он посчитал этот совет мудрым.

Отредактировано Ив Мэрроу (2011-12-24 02:44:57)

0


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Флэш форвард » 20.10.2011 Тайны старого особняка