Стимтрах. Механика страсти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Флэш форвард » 20.10.2011 Тайны старого особняка


20.10.2011 Тайны старого особняка

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Название: "Тайны старого особняка".
Дата и погода: 20 октября 2011 года, вечер. Холодно и слякотно.
Место действия: особняк барона Райберта.
Участники: Викентий Райберт, Элизабет Кроткот, Ив Мэрроу.
Краткое описание событий: бурные семейные страсти.

0

2

Вечерело. Было холодно и сыро. Викентий сидел у камина со стаканом виски безо льда. Не пьянелось, потому что близилась ночь, а хозяин особняка был вампир.
Откуда-то снизу доносились невнятные крики, как будто кто-то тянул кота за хвост. Слушать это второй час подряд у барона не было сил. Он решительно поднялся и позвал слугу, позвонив в колокольчик:
- Джеймс, твою мать! - твердо сказал Викентий слуге, когда тот появился на пороге. - Кто это так орет?
- Милинда, сэр, - невозмутимо ответил дворецкий.
- Пойди и скажи, чтобы она заткнулась.
- Не получится, сэр, - возразил дворецкий.
- Почему? - удивился Викентий.
- Она соскучилась по вам, сэр.
- Чертова девка, - сплюнул барон и поставил стакан на небольшой столик в стиле эпохи рококо, который недавно купила Элизабет.
- Прикажете всыпать ей? - спросил Джеймс, для которого это было любимое развлечение на все времена.
- Нет, я сам, - вздохнул Викентий и подумал о том, что было бы неплохо не только всыпать Мелинде. Девочка была строптивой и никак не хотела понимать то, что ей говорят.
Элизабет опять где-то шлялась, а Викентий соскучился по ее любви и ласкам. При мысли о любимой рабыне барон почувствовал острое возбуждение и жажду. Глаза Викентия налились кровью, а в сшитых по последней моде брюках стало очень тесно его дружку.

0

3

Бетси вернулась домой в отвратительном настроении. Погода оставляла желать лучшего, слуги да и, кажется, все прочите обитатели этого трижды клятого города либо вконец отбились от рук, либо просто были полнейшими идиотами. Не радовала и вынужденная необходимость скрывать свою истинную сущность на протяжении всего хмурого дня. Казалось бы,  сейчас мисс Кроткот уже не нужно опасаться каждого соседа, всё-таки деньги, пусть и не собственные, а щедрого покровителя, способные решить многие проблемы. Однако же инстинкты, выработанные за десятилетия скитаний и лишений, давали о себе знать: сейчас в скромно одетой девушки без грамма косметики на лице мало кто мог заподозрить суккуба, способного соблазнить практически любого. И тем скорее хотелось Элизабет вернуться домой, потому что там можно было отбросить притворство и стать самой собой.
Джеймс открыл дверь хозяйской фаворитке, слегка запыхавшись. Барон никогда не держал большого штата, опять же таки из соображений осторожности, что лишь добавляло работы тем, кого он всё-таки нанял.
- Добрый вечер, мисс Элизабетт. Думаю, барон как раз спускается вниз. Думаю, он будет рад Вас видеть.
Понимающий взгляд, которым смерил слуга фаворитку своего господина, не требовал особых разъяснений. Ни для кого не было секретом, что только эта капризная девчонка могла утихомирить Райберта, когда тот злился. Правда сейчас ей самой было необходимо какое-нибудь успокоение.
Не удостоив слугу даже коротким кивком, Элизабет скинула неброскую курточку из каракуля на руки расторопному Джеймсу и осведомившись, где именно находится барон, проследовала в указанном направлении.
- Говорят, ты сегодня рвёшь и мечешь, - с холодной усмешкой проговорила Элизабет, едва успев появиться на пороге малой гостиной. Признаваться в этом было опасно, однако же суккуб бы погрешила против истины, если б взялась утверждать, что не любила его таким - раздражённым и готовым взорваться в любое мгновение. - Ну, что случилось? Закончился твой любимый виски?
Было совершенно непонятно, зачем она лишь продолжает злиить своего господина, однако же, будучи сама в не самом прекрасном расположении духа, остановиться Элизабет не могла.

0

4

Вспомнишь цветочек, он и всплывет. Элизабет явилась не запылилась. Как всегда свежа и говорлива.
- Ты кое-что забыла, детка, - ответил Викентий, практически мгновенно закипая, но сдерживая пар. - Поцеловать своему господину руку.
Протянув правую ладонь, левую барон положил на плечо свое дорогой потаскушки, чтобы та присела и сделала положенный реверанс.
В полутьме ярко блеснул драгоценный перстень, украшенный крупным черным агатом в обрамлении крошечных бриллиантов, ярких, словно осколки упавших звезд.
- Мой виски - это ты, - добавил вампир, отмечая про себя как ноет сердце и не только. Он догадывался, что Элизабет нарочно его злит, но не мог понять, в чем проклятый подвох.
В свете камина и одной тусклой лампы кожа Викентия казалась бледной и холодной как у мраморного бога античных времен.

0

5

И не думая скрывать громкий вздох, недвусмысленно свидетельствующий о том, как раздражали суккуба порой эти нелепые ритуалы, которыми Викентий опутал всю их жизнь, Элизабет послушно присела и дотронулась губами до ухоженной руки хозяина. Если б ей было позволено решать, она бы предпочла сразу завалиться в кровать. Да можно даже и на ковёр у камина, без разницы. Она поняла, что хочет Райберта, едва лишь переступила порог гостиной. Ничья сексуальная энергия не привлекала её так, как его, и именно это, а не только меха и драгоценности, держали мисс Кроткот подле этого вампира и заставляли безропотно сносить все его причуды и дурацкие фантазии. Ну, или почти безропотно...
- Ты и в застенках Королевы не откажешься от этих нелепых ритуалов, ведь так? - не меняя насмешливого тона, но и не решаясь выпрямиться без разрешения, произнесла Элизабет. - Что ты делал сегодня весь день? Скучал, не выпуская из рук бокала?
Последний вопрос прозвучал уже как недвусмысленный упрёк, правда, дело тут было вовсе не в известной неприязни мисс Кроткот к спиртному. Уж она-то прекрасно знала, что господин барон пьянеет только от крови своего суккуба. Дело было совсем ином. Элизабет просто-напросто ревновала, словно простая человеческая девка. И ни капельки этого не стеснялась.
Ни для кого в этом доме не было секретом, что, помимо неё, в доме есть и другие женщины, которых Викентий держит совсем не для того, чтобы они прислуживали ему за обедом. И это злило Элизабет едва ли не больше всего остального.

0

6

Барон притянул к себе женщину и страстно ее поцеловал, чуть прикусывая губы, чтобы она ощутила легкую боль.
- Не откажусь, - твердо ответил Викентий с наглой улыбкой собственника. Впервые за весь день вампир был доволен, но еще не до конца удовлетворен, ведь для этого требовалось гораздо больше, чем один поцелуй!
После этого он честно и вкратце поведал о душевной тоске и о том, что ничто его так больше не развлекает как раньше. Исповедь с вкраплениями экзистенциальной философии сводилась к тому, что барона вконец замучил эротический зуд и закончилась фразой:
- Я собирался спуститься вниз и хорошенько выдрать Милинду, - в доказательство вампир словно фокусник достал из кармана шарик кляпа ярко-розового цвета. Потом с загадочным хихиканьем сунул его обратно.
Когда Викентий разгадал намерения Элизабет, настала его очередь дразнить суккуба.  Он никогда не скрывал того, что любит, как она ревнует.
- Присоединишься? - небрежно кинул Райберт через плечо, почти мгновенно переместившись к шкафу, в котором хранил девайсы.
Взгляд упал на красную семихвостку с узорной оплеткой рукояти. Вспомнив, как часто она оказывалась в чьей-то крови, Викентий мечтательно прикрыл глаза.

0

7

Как всегда в таких случаях, и без того хрупкое спокойствие суккуба было разрушено в пух и прах буквально в одно мгновение. Сочувствие, отразившее на хорошеньком личике во время исповеди барона, тут же уступило место гримасе злости и негодования. Викентий прекрасно знал, как ревнива его любовница, а потому наверняка специально завёл разговор об этой чертовке Милинде. О, с каким бы удовольствием она разодрала бы глотку этой выскочке, возомнившей себя чёрт знает кем! Останавливало лишь две вещи: во-первых, на её место Викентий очень скоро приволочёт другую, а то и не одну; во-вторых, на него она сейчас злилась куда больше, чем на всех девок этого городка.
- Похотливый выродок! - истошно завопила Элизабет голосом, вконец растерявшим остатки мягкости и мелодичности. Дальше последовала долгая и малоцензурная тирада, сводившаяся, в основном, к тому, что она угробила эточудовище лучшие годы своей жизни, тогда как он, неблагодарная тварь и конченый подонок, ни в грош не ставит свою любовницу и обращается сс ней, словно с одной из своих бесконечных шлюх.
- Ты держишь меня тут только потому, что не можешь отказаться от моей крови! Ещё бы! Где ещё ты найдёшь другую такую дуру, которая добровольно согласиться поить тебя до потери памяти, ничего не получая взамен! - Новая ложь, так как Элизабет взамен получала, причём не только меха и драгоценности.
- Давай-давай! Катись к своей чёртовой Милинде, сними с неё шкуру, сделай из этой глупой девки фрикасе и накорми им местных бродячих псов - мне нет дела! - Стоявший на низком журнальном столике графин с виски просвистел мимо уха наверняка уже оглохшего барона и вдребезги разбился о старинный портрет его дедушки. - Только потом не смей возвращаться сюда и впиваться зубами в мою шею как ни в чём не бывало!
Расправившись с графином, Элизабет теперь жадно шарила пылавшими гневом глазами по комнате в поисках очередных снарядов.

0

8

- Я сначала выпорю ее. Возьму спереди, а потом сзади. Буду мять ее грудь вот этими вот руками. Держать зубами за холку, как суку держит кобель. Она будет стонать подо мной и извиваться, прося о пощаде, - расфантазировался Викентий, еще больше дразня Элизабет. - Докажи, что ты лучше ее, и тогда я, может быть, останусь с тобой.
Его немного злило то, что Элизабет где-то шлялась весь день, а теперь пришла предъявлять свои права на близость. В то время, когда он страдал от голода и неуемного желания эта стерва разгуливала по городу, не думая о том, как ему может быть плохо без нее. Барон был слишком горд, чтобы сказать об этом прямо.
- И да, это был мой любимый графин, - соврал он неубедительно. В серванте стояли еще два таких же.
Сжимая плетку в руке, он мгновенно приблизился к разъяренной фурии и ткнул ее рукоятью поддых. Оба тяжело дышали. Викентию хотелось только одного: повалить эту дрянь на пол, сорвать с нее дорогие, купленные в бутиках шмотки, и вставить как можно глубже, насадить как перепелку на вертел.

0

9

- Доказать?! - словно не веря своим ушам, прохрипела Элизабет, пытаясь отдышаться после болезненного тычка. - Доказать, сукин ты сын?!! Ты ещё смеешь сомневаться и сравнивать меня с какой-то человеческой подстилкой?!
Казалось, ярости суккуба уже нет предела. Викентий всегда выискивал самые обидные способы задеть свою любовницу, странно, что он до сих пор не напомнил, из какой дыры вытащил её саму. Подобные фразы бесили мисс Кроткот ненамного меньше бесконечных измен барона.
Издав какой-то совершенно нечеловеческий и полный отчаяния рык, Элизабет вцепилась зубами в руку Викентия, будто бы это она была вампиром, а не наоборот. Знала, насколько опасна его кровь, понимала, что её зубам ни за что не прокусить холодную алебастровую кожу любовника, и всё равно буквально вгрызалась в обожаемую практически до ненависти ладонь, будто бы этим можно было вразумить барона Райберта.
- Шварь! Ненаишу! - неразборчиво мычала она. Из хорошенького рта Элизаьет могло бы вылиться ещё много бранныз словечек, ещё и похлеще, но пришлось ограничиться минимумом, потому что тогда пришлось бы разжать челюсть, а этого она делать, по крайней мере, добровольно, пока не собиралась. Руками она изо всех сил вцепилась в плечи вампира, боясь, как бы тот не попытался стряхнуть с себя совсем обезумевшую от ревности любовницу.

0

10

- С-с-сук-а-а, - прошипел Викентий, ему было одинаково больно и приятно. Распухшее от возбуждения хозяйство грозно топорщилось в штанах и должно было вот-вот взорвать ширинку.
- Дрянь, - сплюнул вампир, и, крепко взяв женщину за загривок, притянул ближе к себе. Ногти Элизабет впивались в плечи вампира, он мгновенно взмок. Сдерживаться не было сил. Рукоять кнута еще одним резким тычком угодила суккубу под ребра.
- Ох... черт, - тяжело выдохнул Райберт и, наклонив голову, потянулся к шее суккуба, где мелко пульсировала вожделенная теплая жилка, как измученный долгой скачкой жеребец тянется к живительной влаге ключевой воды. Лицо барона вытянулось, и между бледных губ показались острые клыки зверя, который больше не мог терпеть.
"Тварь, ненавижу!" - кричал он мысленно и потом не менее искренне добавлял: "Дай мне то, что я хочу". Рывок, треск ткани, глухой удар, и оба любовника повалились на ковер, сцепившись в неистовых объятьях. Так было уже не один раз.
"Интересно, какого цвета ее трусики сегодня? Или на ней вообще нет трусиков?" - между прочим пронеслось у барона в голове.

0

11

Второй удар кнутовищем Элизабет почти не заметила, даже несмотря на то, что он был намного болезненнее первого. Зубы пришлось разжать, когда сильные руки, бороться с которыми было просто бесполезно, потянули её куда-то вверх. Суккуб прекрасно знала, что должно было последовать за этим. Как ни нелепо это звучало, но за столько лет, проведённых рядом с Викентием она так и не перестала бояться боли. Даже после того, как научилась получать ни с чем не сравнимое удовольствие и от этого аспекта их во многом странных отношений. И всё равно всякий раз не могла сдержать панического вскрика, когда отточенные зубы вонзались в её тонкую шейку.
- Ай-яй! - почти по-детски всхлипнула Элизабет, почувствовав, как жизненная сила буквально за секунды покидает тело. Однако же барон, как всегда, не собирался останавливаться на паре-тройке глотков её пьянящей крови. Элизабет так и не поняла, в какой момент они оказались на ковре у самого пылающего камина, казалось, что Викентий не вампир, а осьминог, потому что его руки умудрялись и сжимать её горло, и оглаживать пока ещё стянутые гладким шёлком узкой юбки крутое бедро, и ощупывать полную, с в мгновение окаменевшими сосками грудь. Или же это Элизабет потеряла счёт времени от смеси боли и наслаждения?
Из-за того, что Викентий никак не желал оторвать челюсти от нежной шейки своей любимой собственности, Элизабет не могла с должной страстью начать целовать в ответ, да и потом, ей самой хотелось насытиться, а потому она снова заскулила и стала извиваться, тем самым лишь усиливая боль от укуса.
- Мне болно, - опять начала она канючить, скорее уже даже от нетерпения. - И я всё ещё голодна, - почти прохрипела суккуб, прекрасно зная, что Викентий поймёт, какую пищу она имеет в виду.

0

12

Долгожданная влага хлынула в глотку, насыщая своим теплом, почти как мясной бульон, наваристый и жирный. Вампир пил жадно, постанывая и причмокивая, нисколько не заботясь о том, что оставит на белой шее суккуба некрасивые синюшные следы. Все равно заживут, как и его рука.  Элизабет слабо сопротивлялась и твердила, что ей больно. Он любил эту детскую неловкую возню и ее нелепое притворство.
Наконец, оторвавшись, Райберт навис над ней, немигающим стеклянным взглядом  впившись в расширенные зрачки. Опьянение пришло почти сразу.  Он засмеялся, коротким, отрывистым "Ха-ха" наполняя пространство комнаты.
Их сумасшествие сплелось в буйном огненном танце, захлестывающем, как тропический шторм и накрывающим с головой жаркой, сладострастной волной.
- Сейчас, зайка, - прохрипел Викентий, с треском разрывая на Элизабет юбку и обнаруживая под ней кружевные трусики цвета фукции. Рыча, он заскользил вниз, захватив зубами резинку, порвал ее в один миг, после чего приник губами, прокусывая паховую вену любовницы. Там было гораздо слаще. Ноздри щекотал острый и немного приторный запах влаги, источаемой прекрасным цветком между ног суккуба.

0

13

- Ах ты!.. - резко вскрикнув, в бессильной злобе простонала Элизабет, не прекращая извиваться под своим мучителем. Викентий уже в который раз обманул её: она хотела своей доли удовольствия, его жизненной и сексуальной энергии (что для суккуба было одним и тем же), а он, вместо того, чтобы пустить в ход не зубы, а совсем иную часть своего организма, снова высасывал из своей девочки кровь, да с такой жадностью, будто бы не смог насытиться и дюжиной таких, как она.
Изо всех оставшихся сил вцепившись острыми ногтями на сей раз в волосы барона, Элизабет пыталась притянуть его лицо к себе, тем самым лишь добавляя себе болезненных ощущений, ведь вампир во время этих рывков и не думал вынимать клыки из свежей раны. Как и следовало ожидать, результатом стали классические женские слёзы.
- Я... я тоже... тоже хочу! Дай мне! - словно трёхлетнее дитя, твердила Элизабет, глотая слова вместе с бесконечными всхлипами. - Мразь! Подонок! Ненавижу! Хочу... - это уже было какое-то бессвязное бормотание, пальцы уже не тянули вампира за волосы, но и не отпускали, а хныканья постепенно стали сменяться прерывистыми стонами, когда руки Викентия опять совершенно невероятным образом переместились  от бёдер к груди суккуба.
- Ты ж меня так до смерти выпьешь, - прошептала Элизабет, бессознательно подаваясь бёдрами навстречу родным клыкам, чтобы барону было удобнее вкушать свой самый изысканный ужин. - Ей Богу, лучше бы порол, - добавила она, ухватив помутившимся взглядом валявшуюся неподалёку плётку.

0

14

Его девочка была горяча, как кофе с перцем. Ароматна как восточные специи. Сладка до приторности.
- Н-не ффще сраву, - промямлил Викентий, булькая от пьяного смеха и явно издеваясь над Элизабет. Пока любовница дергала его за волосы, он одной рукой мял ее грудь, а другой пытался освободить из клетки своего восставшего тигра. Наконец, стянув штаны и оголив зад, вампир с громким чмоком отлепился от бедра суккуба и сделал то, что должен был - вогнал член в Элизабет по самый корень.
Оба разом ахнули от остроты чувств. Викентий пошло посмеивался, облизывал клыки и кривил измазанные в крови губы, упорно толкаясь внутри своей ополоумевшей девки. Элизабет старательно работала бедрами. Когда ее фотомодельные гладкие ножки сомкнулись у него на спине, вампир блаженно прикрыл глаза.
Двигаясь в мерном, четком ритме, Викентий как заведенный повторяя одно и то же:
- Да! Да! Да! - их ладони сомкнулись в замок и опьяненные страстью взгляды встретились вновь.

0

15

Поверить в то, что это наконец-таки свершилось, было практически невозможно. Элизабет даже уже и не знала, чему радовалась больше: долгожданному соитию или же тому, что острые, словно бритва, клыки наконец-таки покинули её истерзанную плоть.
- Будь ты проклят, кровопийца! - с непередаваемой нежностью простонала суккуб, чувствуя как жизненные силы по капле начинают вливаться в хрупкое тело. Теперь наступала её очередь отужинать...
С каждым толчком член Викентия всё глубже входил в её изголодавшееся по сердечному другу лоно. И с каждым толчком Элизабет словно оживала. Неудержимая сексуальная энергия любовника била ключом, и обессиленная и обескровленная мисс Кроткот теперь поглощала её всем своим естеством с непередаваемой жадностью. Казалось, она не столько хочет насытиться сама, сколько истощить Райберта, будто бы хотела отомстить за те издевательства, что предшествовали их страстному соитию. Хотя вроде бы за столько лет вместе уже давно можно было привыкнуть и к его любовницам, и к тому, что после каждого такого совместного "ужина" приходилось по несколько часов приходить в себя...
Но нет, каждый раз был, как первый, и, возможно, именно поэтому эти двое всё ещё были вместе.  И действительно, разве можно отказаться от того, кто способен избавить от скуки бессмертного, ну, или практически бессмертного?
- Всё ещё хочешь к ней? - с неожиданной яростью и злостью чётко спросила Элизабет, когда взгляды любовников снова встретились. Подобная агрессия означала только одно - суккуб постепенно насыщалась, хотя до полного удовлетворения всех своих потребностей ей было ещё очень далеко. - Всё ещё думаешь о той девке в подвале? - вырывая руки из ладоней Викентия и с нечеловеческой силой проводя ногтями по его спине, прошипела раззадорившаяся девица, не забывая при этом активно работать бёдрами.

0

16

- Чертова грязная шлюшка. Похотливая сучка. Подзаборная мразь, - с особой нежностью прорычал Викентий сквозь стиснутые зубы и теперь старался причинить Элизабет новую боль. - Я подобрал тебя. Я тебя сделал. Ты моя. Только моя.
Они недолго смотрели в глаза друг другу, потому что в следующий момент челюсти вампира сомкнулись на шее суккуба. О, теперь, конечно, он ее не оставит. Девка в подвале будет стенать и реветь, и может быть Джеймс утешит ее. Какое дело было до этого Райберту?
Сила бурлила и переливалась от мужчины к женщине и обратно, как в сообщающихся сосудах. Похоть плескалась в крови, кровь на расцарапанной спине мешалась с крупными каплями пота. Кровь горчила во рту. Он был почти счастлив. Для полного счастья не хватало одной малости - кончить. Выстрелить как бутыль шампанского, изливая сперму на круглый и маленький белый живот Элизабет.
Вагина суккуба удерживала член Викентия в теплых тисках. Он чередовал короткие фрикции с медленными, глубоко проникающими толчками, словно в танце соблюдая ритм и такт.

0

17

У Элизабет уже не осталось сил ругаться и проклинать Викентия, хотя и хотелось. Очень. Особенно после того, как он назвал её подзаборной мразью. Ну ничего! Она ещё отомстит за это несправедливое оскорбление, она ещё покажет! Спустит пяток его любимых шлюх на корм первому попавшемуся вампиру за сущие гроши. Или в следующий раз разобьёт что-то действительно ценное. Или... или...
- А-а-а!.. - снова закричала распластанная под вампиром и от того совершенно беспомощная Элизабет. Воспользовавшись тем, что суккуб немного восстановила свои силы, Викентий по новой принялся за свой самый излюбленный ритуал. Нет, он, скорее, согласился бы добровольно отдаться на растерзание королевским ищейкам, чем позволит своей любовнице выйти после их соития с новыми силами. Всякий раз он забирал не меньше, а то и больше, чем давал сам, и это обстоятельство невероятно злило обладательницу стройных ножек, продолжавших, невзирая на острую боль, оглаживать ягодицы и талию вампира.
Отчаянно стараясь опередить любовника в этом безумном соревновании и выжать из него как можно больше, прежде чем он выпьет слишком много, Элизабет отчаянно завиляла бёдрами, всё настырнее насаживаясь на вливавший столь необходимую жизненную энергию член. Стоны уже давно уступили место болезненным вскрикам, казалось, после этого безумного соития не должен был выжить ни один из них.
- Ты меня убьёшь, ты меня убьёшь и пойдёшь трахать своих бесконечных шлюх! - кричала чуть ли ни на весь особняк суккуб, вцепившись в Райберта мёртвой хваткой.

0

18

- Убью, - согласился вампир, с трудом оторвавшись от шеи любовницы. Элизабет верещала как резанная, и эта истерика тоже доставляла барону ни с чем несравнимый кайф. Крик суккуба казалось достигал самых потаенных уголков особняка. Джеймс остервенело мастурбировал, прижавшись спиной с другой стороны двери. В его фантазиях он имел всех шлюх этого особняка.  Пьяный в хлам, но довольный, Викентий вынул член и, сотрясаясь в безумном экстазе, под победный вопль суккуба, кончил, щедро разбрызгивая семя на гладко выбритый лобок и живот Элизабет.
Пьяный, немного усталый, но довольный, вампир гнусно улыбнулся, падая лицом в грудь суккуба. Глубокие царапины постепенно затягивались. Во внезапно обрушившейся тишине барон слушал, как неистово стучит сердце Элизабет.
- Ты... - выдохнул он тяжело дыша, - ты... самая лучшая шлюха в этом гребанном городе.
Сказав это, он крепко обнял свою ненасытную любовницу, полный неожиданной нежности и любви.

0

19

Ненадолго установившуюся в комнате тишину нарушила звонкая пощёчина, которую Элизабет с размаху отвесила пристроившемуся у неё на груди любовнику.
- Шлюхи ждут тебя в подвале, похотливый кобель! - резко, но без прежней злобы процедила суккуб. Всё-таки её нечеловеческую ревность не мог заглушить даже самый умопомрачительный секс. Или же эпитет "подзаборная" никак не хотел выходить из хорошенькой головки.
Казалось бы, что ещё нужно для счастья! Осенью темнело рано, а потому к вечеру регенерация пошла быстрее, раны от укусов постепенно затягивались, однако сладкая боль в пострадавших от зубов Викентия местах всё не унималась. Ощущая на себе горячее семя любимого, Элизабет продолжала потихоньку подпитываться витавшей в воздухе энергией, что выделило их сумасшедшее соитие. И всё равно этот шельмец умудрился выпить больше! В который раз опустошил её почти до дна, а она теперь вынуждена чуть ли не собственными руками втирать во вспотевшую от бешеной скачки кожу ещё не остывшую сперму барона. Или же это опять говорила ненасытная жадность и похоть суккуба? Ответа на этот вопрос Элизабет не знала, да и не хотела знать. Она ревновала своего Викентия до, во время и после соития. И всё время считала, что он берёт больше, чем отдаёт.
- Ты так и не сказал мне, что делал весь этот день, - охрипшим от бесконечных криков голосом проговорила мисс Кроткот. - Зачем тебе полный дом дешёвых потаскушек, когда у тебя есть я? Ты же не и сам прекрасно знаешь, что им и всем скопом не дать тебе и сотой доли того, что было только что? Признайся, ты весь день кувыркался с этой сучкой Милиндой, а теперь решил и меня приравнять к ней, завалив на том самом ковре, на котором всаживал и ей!
Элизабет распалялась всё больше и больше, напрочь забыв о сорванном голосе. Причина этого приступа ревности была на самом деле очень проста: суккуб не "наелась" и хотела ещё.

0

20

Такого поворота событий Викентий не ожидал. Предательство. Бунт. Едва успев натянуть штаны, Райберт вскочил как ошпаренный. Вампир обхватил обеими ладонями шею любовницы и что было сил сдавил ее горло.
- Убью, - повторил он теперь без тени того сладострастия, которое несколько минут назад руководило ими обоими. Злоба поднялась мгновенно, как потервоженная змея. Эта дрянь, эта жалкая тварь, которую он когда-то подобрал на улице, пыталась командовать им!
- Убью, - снова процедил пьяный в стельку барон, помышляя о том, с каким удовольствием разобрал бы эту суку по запчастям, как мясник на бойне.
Перед глазами потемнело, как будто кровь заливала лицо. Райберт тряхнул головой, продолжая душить и трясти Элизабет. Потом пальцы бессильно разжались, и Викентий отпустил суккуба, как бросил в пропасть.
Темнота не отпускала, и он, отодвинувшись в сторону заревел от боли, как раненный зверь. Черным пологом на рассудок вампира опустилось безумие.

0


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Флэш форвард » 20.10.2011 Тайны старого особняка