Стимтрах. Механика страсти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Анкеты » Джен Ляттери


Джен Ляттери

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Имя и фамилия персонажа
Джен Ляттери/Jen Latter
(В девичестве Грей)
2. Раса
Человек
3. Внешность
Хорошего человека должно быть много. Так вот нашей красотки очень много. При росте в сто семьдесят сантиментов барышня весит ровно центнер. Смуглая кожа, длинные черные кудри, круглое бесформенное лицо с расплывчатыми чертами, три подбородка, нос картошкой, выразительные карие глаза, низкий лоб, густые брови.
Телосложение – слонообразное. Талии нет. Пропорции тела 120-140-200. Ноги, заплывшие целлюлитом больше похожи на две мощные колоны.
Одевает в свободную дирижаблеобразную одежду состоящую из разных вытянутых спортивных штанов, грязных балахонов и так далее. Пахнет от красавицы кстати очень даже приятно – псиной и перегаром.
4. Характер
Гитлер в юбке. Непробиваемая, упрямая, жесткая, хамоватая, делающая так, как нужно ей и вообще не прислушивающаяся к чужим советам. Если Вы не член ее семьи, не близкий друг, то Джен и пальцем ради Вас не шевельнет.
Хамло еще то. Может выдать  двадцатиминутный матерный диалог и при этом ни разу не повторится. Алкоголичка со стажем. Ее день начинается с единственной мысли: «Похмелится б…».
Но в душе она истинный шушпанчик. Особенно когда есть горячая вода.
Собачница еще та, на данный момент у нее в квартире проживает пять лабрадоров различных окрасок. Как истинная собачница ненавидит кошек.

5. Ориентация
Ассексуалка.
6. Биография
Родилась Джен в N-ом году, в бедном районе города Факбердин-сити. Мама усвистела из семьи когда девочке было шесть. Похоже дерижабы интересовали Грей-старшую больше, чем семейный уют в виде грязных носков, своры собак и футбола с пивом по выходным. Так что в дальнейшем воспитанием малышки занимался Джон Грей, как все поняли (а может и не поняли), отец Джен. Забросив пиво с футболом, что было кстати геройством, он научился сам стирать и штопать себе носки, а еще плести косы, гладить платья так, что бы на них оставались оборки и варить манку. Так что детство ее протекало вполне ровно и без эксцессов, если не считать дикой непопулярности в школе. Ну не любят дети толстых, что поделаешь.
У отца был собачий питомник, довольно популярный и приносивший вполне стабильный доход. Джен полностью разделяла любовь папы к собакам и часто помогала ему в питомнике, видя себя в будущем кинологом (здесь нет зоофилии).
Когда она училась в восьмом классе к ним перевели новенького мальчика по имени Сэм. Все девчонки моментально влюбились в красавца, а вот Джен не влюбилась. Она просто вдохнула его в себя и в дальнейшем вытащить Сэма из ее головы можно было лишь с помощью трепанации. А Сэмми, не будь промах умело пользовался своей популярностью и с милой улыбкой позволял отличнице Джен делать за него уроки и таскать свой рюкзак.
К десятому классу Джен резко похорошела – вытянулась, скинула несколько кило, став очень симпатичной пышечкой. Появились поклонники, но тут Сэмми увидел наконец то, что едва, по его мнению не профукал и сразу заявил свои права на одноклассницу. Свадьбу они сыграли сразу же после выпуска. Джон был категорически против. И дело было не в том, что он считал, что дочь слишком рано выходит замуж, а в том, что он насквозь видел скользкого и мерзкого зятя с внешностью кукольного Кена. Но Джен не слушала.
Вскоре отец ушел из дома, оставив им  квартиру, и поселился в питомнике, после из дома исчезли и верные псы – Сэм ненавидел собак. Джен бросила институт, устроилась продавщицей на заправку, уборщицей в супермаркет и оператором в «Секс по телефону», паша на трех работах, что бы прокормить бездельника мужа, которому было необходима новая дорогая одежда и вкусная еда. Джон не раз приходил домой, смотрел на весь беспредел, творящийся там и пытался открыть дочери глаза, но все в пустую. В последний раз они разругались настолько сильно, что младшая Грей влепила папаше пощечину, запретив даже на пороге появляться. Это был последний раз, когда она видела отца живым. После ссоры Джона схватил инфаркт. Смерть его была мгновенной. Похоронив отца, Джен продолжила жить с Сэмом, даже смерть родителя не открыла женщине глаза на происходящее и она продолжала смотреть в рот возлюбленному, ловя каждое его слово. Впрочем, Сэм и не врал ей. При жене он договаривался о встречах с любовницами, частенько приходил пьяным, бил женушку, называя ее: «Жирной коровой». Секса между ними фактически не было, лишь пару раз в месяц муженек посещал спальню жены, да и то по глубокой пьяни и приговаривая после минутного действия, что по трезвому на нее ни один мужик не взглянет.
И каким-то чудом Джен умудрилась забеременеть. Тяжелая беременность, длительные и мучительные роды и вот на свет появилась Энни Ляттери.
Сначала папаша не слишком интересовался дочерью, ему на фиг не сдался страшненький пищащий комок плоти. Тогда он занимался довольно сомнительным бизнесом, впрочем не посвещая жену в свои дела. Но позже, когда дочь чуть подросла, он полюбил девочку, настолько, насколько вообще может полюбить эгоист и слизняк – подкидывал деньги на платья и сладости, катал на своей дерижабе, ведь малышка внешне пошла в него – кукольно-красивая.
Спустя два года дочь погибает. Сэм не справился с управлением и дерижаба рухнула вниз. Он отделался парой переломов, пробитой черепушкой и реанимацией, а дочка не выжила. От нее даже ничего, кроме обугленного скелета не осталось. И тут с глаз Джен упали-таки розовые очки.
Муж опротивел ей настолько, что она мечтала об одном – убить урода, сломавшего ей жизнь. Далее последовала вполне стандартная картина – депрессия и попытка утопить горе в алкоголе. И получалось.
Когда Сэм вернулся из больницы, он попытался зажить той жизнью, что вел до рождения ребенка, но не выходило. Джен сначала огрызалась, потом начала скандалить и в конце, когда он в очередной раз ударил благоверную, она схватила со стола нож и приставив к горлу муженька, сказала, что если еще раз увидит его, то точно прикончит. Сэм,при всей его жесткости и хамстве оказался трусом и попросту сбежал от спятившей женушки, забыв даже прихватить свои любимые розовые стринги.
Выкинув мужа из квартиры, Джен берет залог в банке покупает собаку. Золотистого лабрадора по кличке Мила. После, воспитав ее, она начинает заниматься разведением щенков на продажу. К этому времени она уже прочно сидела на алкоголе, но все же, получив свою утреннюю норму могла нормально соображать и контактировать с людьми. Спустя год, в ее квартире появились и еще четыре собаки, а сама она заработала не хилую популярность на собачьих выставках, вырастив из своих щенков настоящих чемпионов. Параллельно с этим она занялась и стрижкой собак, в чем так же приобрела известность в частности пострига агрессивных псов, за которых не брался ни один другой парикмахер.
7. Пробный пост
Тема задаётся администрацией, минимальный объём - сорок два.

8. Связь с Вами.
В тролляндии.

Отредактировано Джен Ляттери (2011-12-19 15:59:18)

0

2

Джен Ляттери написал(а):

Смуглая кожа, длинные черные кудри, круглое бесформенное лицо с расплывчатыми чертами, три подбородка, нос картошкой, выразительные карие глаза, низкий лоб, густые брови.

Я подозреваю здесь какой-то подвох и намек на Мэри Сью.

Джен Ляттери написал(а):

Телосложение – слонообразное. Талии нет. Пропорции тела 120-140-200. Ноги, заплывшие целлюлитом больше похожи на две мощные колоны.

Уныло. На воздух.

Вот вам тема. Напишите, как Джен выгоняла мужа.

0

3

Викентий Райберт написал(а):

Я подозреваю здесь какой-то подвох и намек на Мэри Сью.

Намек? Да как Вы могли заподозрить такое? Здесь истинная Сья

0

4

Джен Ляттери написал(а):

Намек? Да как Вы могли заподозрить такое? Здесь истинная Сья

Так вот в чем подвох. Жду поста. ))

0

5

Вообще это состояние стало уже привычным для Джен. Мутная пелена, заволокшая разум, вязкая трясина, в которой тонет вся боль и неудовлетворенность жизнью. Алкоголь стал для нее, как инсулин для диабетика - без него никак. Загинашься, умираешь, но стоит получить долгожданную порцию, как тебе хорошо и весело. И руки больше не трясутся и можешь ходить по квартире, переваливаясь с ноги на ногу и сотрясая жирами. Даже заляпанный халат можно одеть и собрать сальные пряди в хвост.
А вот в зеркало лучше не смотреться. Треснет. Или она сама его разобьет от испуга. Потому что там отразится пропитое, красное еб... лицо с припухшими веками и пустым, ничего не выражающим взглядом. И кому надо на это смотреть? Правильно - никому.
Остается лишь догнаться до определенной степени, заставить себя пойти в ванную и вымыть голову дешевым мылом, игнорируя многочисленные баночки и скляночки, предназначенные для ухода за собой. Ведь они принадлежат муженьку, а Джен позволено довольствоваться лишь дешевым куском мыла из щелочи, после которого волосы становятся похожими на паклю. После нужно было заставить себя влезть в вытянутый тренировочный костюм, высушить голову и начать готовить ужин для суженного.
Что он там заказал себе? Она залила кипятком дешевую лапшу и хило ковыряя вилкой, принялась вспоминать, что именно хотел муженек сегодня. Ах да, сегодня ему нужен был стейк из зерновой говядины средней прожарки с обжаренными баклажанами, цукини и перцем, салат из креветок авокадо и шампиньонов, а на десерт его величество захотело медовое безе с шариком ванильного мороженого, взбитыми сливками и фруктами.
"Ну да, нашу красоту нужно хорошо откармливать, а то не хватить силенок еб*ть своих анарексичных красоток..."
Неизвестно сколько времени прошло, а она все сидела, ковыряясь в уже остывшей и разбухшей лапше и думала. Вспоминала отца, как он любил ее, как заботился о ней. Единственный мужчина, которому она была нужна всегда, как бы не выглядела и каких бы глупостей не натворила, вспоминала те слова, что сказала ему напоследок, вспоминала шушуканья соседей на похоронах, мол, дочь стоит над гробом и не плачет, глаза сухие, а лицо каменное. Вспоминала верных и добрых псов, которых пришлось усыпить, потому что Сэмми, мать его, не любил собак. Отец тогда не смог, пришлось самое делать укол. Вспоминала, как они извиняющийся скулили и виновато виляли хвостами, будто бы извиняясь за то, что помешали счастью любимой хозяйки. А Сэм. Он даже не помог похоронить их, ушел, как всегда сказав, что на встречу, а на самом деле отправился к очередной шлюхе. Джен вдела ее из окна - высокая и стройная девочка, лет на пять моложе Сэма, с копной огненных кудрей. А что, как раз в его вкусе. Молоденькая, красивая, а глаза большие-большие, добрые-добрые, как у коровы. Интеллекта у девицы примерно столько же. Потом вспомнилась дочка. Красавица, настоящая куколка с золотыми кудряшками и огромными голубыми глазами. Как она процеживала молочные смеси, потому что у Энни была аллергия на сахар, как не спала начами, когда у дочки резались зубки. А ведь она должна была вырасти такой красавицей... По толстым щекам потекли слезы. День завершил свой круг.
Сейчас ей захочется выпить, она встанет, подойдет к холодильнику в поисках спиртного, не найдет его, выругается сквозь зубы и полезет в очередную заначку, потом напьется и начнет готовить мужу ужин. Странно, вот на что, на что, а на ее кулинарные способности благоверный никогда не жаловался. И правильно, при всех своих недостатках готовила она хорошо, другое дело было лень что-то делать для себя, а для Сэма она всегда старалась, ведь у него должно быть все самое лучшее.
Хлопнула входная дверь, послышались тихие, мягкие шаги, в нос ударил запах дорогого парфюма. А вот и он. Приперся, дорогой.
Раньше у Джен замирало сердце, стоило ей увидеть муженька. Красивый с бледной кожей, мужественными чертами лица, большими голубыми глазами в обрамлении пушистых, по-женски длинных черных ресниц и с мягкими светлыми волосами. Красивая линия губ, глубокий голос, в нем было все, по чему пускали слюни восторженные нимфетки и современные Лолиты, чем Сэм собственно и пользовался. Когда-то она была без от него. Он казался ей самым прекрасным, она боготворила этого человека, а сейчас не испытывала к нему ничего, кроме отвращения. Он казался ей тараканом, жалким насекомым, которого так и хочется придавить.
Уже в который раз она представляла себе, как берет нож, подходит к нему сзади, что бы он не успел догадаться о ее намерениях, приставляет лезвие к горлу и со всей силы на которую только способна, проводит рукоятью по шее, разрезая все сосуды и артерии, как потом истерически смеясь, пинает тело мужа, как умывается его кровью, хлещущей из глотки. Или же просто вырубает его, а потом медленно пытает. Начнет она с ногтей. А ведь никто не придет на помощь, он всегда кричит, соседи привыкли. Можно было бы после разделать труп и накормить нескольких бездомных. Тюрьмы Ляттери все равно не боится, самое страшное, что могло произойти с ней - уже случилось.
Он спросил насчет ужина, на что Джен покачала головой, пробормотав пьяным голосом, что ничего не готовила, на что получила поток брани. Его слова пролетали мимо ушей, все равно он ничего нового ей не скажет. Наполнив рюмку, женщина поднесла ее к губам и вдруг ощутила резкую боль. Не понимая, что происходит, она коснулась источника боли - своих губ. На пальцах была кровь и осколки стекла. Он ударил по рюмке с такой силой, что Ляттери откусила край рюмки.
Новый ор и те же оскорбления. Это стало таким банальным, что просто скучно. Да, алкоголичка, да, жирная корова, да, дура набитая и да, страшнее, чем она на свете нет. Пора было придумать что поновее. О! Вот оно. Она еще и бревно в постели, которую трахать противно. А чем ты тогда раз в месяц занимаешься? Трахаешь эту тупую жирную корову.
Нож на столе. Большой, прямо, как в фильмах ужасов. Отлично подходит для разделки мяса. Быстрое движение – Сэм даже не думал, что Джен может быстро двигаться, но видимо злость, алкоголь и выброс адреналина заставили ее шевелится. Захват и нож у горла. Так хочется. Так хочется убить. Вот отличная возможность. Бытовые преступления не редкость в наше время, а сил у нее хватит, благо комплекция позволяет. Да и Сэм, при всей своей красоте просто смазливый слабак, таракан в дорогом костюме, не более.
- Слушай меня, да-ра-гой, - издевательски протянув это шаблонное обращение к супругу, прошипела Ляттери, продолжая давить лезвием на его горло, - Внимательно слушай и запоминай. Сейчас ты развернешься и уйдешь отсюда на х*уй, ясно тебе бл*дский пизд*страдатель? Иначе я просто тебя убью, зарежу, как какую-нибудь ёб*ную свинью. Мне не слабо, поверь, - она надавила еще сильнее, послышался сдавленный писк мужа, а по тонкой шее мужчины потекла бардовая струйка крови, - И терять мне тоже нечего, тюрьмы не побоюсь, отсижу, ничего корона не свалится, о тебя со свету сживу. Больше тебя в моей жизни не будет. А теперь пшел вон.
Толстуха убрала нож от горла и толкнула муженька вперед, а после не сдержавшись, послала нож ему в след. Ее временное оружие, описав красивую дугу вонзилось в стену аккурат над головой Сэма, что придало ему еще большее ускорение. Хлопнула дверь и только запах мужских духов напоминал Джен о его присутствии. Но ей было плевать. Сев за стол она принялась за початую бутыль. Теперь был повод – она свободна.

0

6

Млять, я пока прочитал, чуть не скончался. Не приняты. Добро пожаловать. ))

0


Вы здесь » Стимтрах. Механика страсти » Анкеты » Джен Ляттери